Картины импрессионистов

Эдгар Дега

Эпизоды из жизни: Зловещее безбрачие.

Эдгар Дега: коллекция

Эдгар Дега: жизнь и творчество

Эдгар Дега в музеях

Эпизоды из жизни: 1 2 3 4 5 6 7 8

"...Во время своих длительных скитаний Дега, случалось, забирался даже на Монмартрский холм - не затем, чтобы повидать Ренуара, с которым он держался довольно холодно после дела Дрейфуса, но для того, чтобы навестить Сюзанну Валадон. В отличие от Ренуара, пригласившего ее как бывшую акробатку из цирка Фернандо позировать для картины "Танец в городе" , Дега писал ее редко, она нравилась ему скорее как художница и даже рисовальщица. Когда один из его друзей, скульптор Бартоломе, - автор надгробного монумента на кладбище Пер-Лашез, - представил ему молодую женщину, он, после долгого молчаливого изучения принесенных ему рисунков, когда пауза становилась уже мучительной, сказал, наконец, пророческую фразу: "Вы наша!"

С этого момента он неизменно интересовался этой женщиной, которую окрестил "грозной Марией", используя прозвище натурщицы, матери Мориса Утрилло. Он даже купил ее рисунок "Женщина, выходящая из ванной" и повесил его у себя в спальне. Художник Эдмон Эзе, друг детства Утрилло, близкий друг Сюзанны Валадон, утверждал, что между ней и Дега существовало нечто большее, нежели просто профессиональные отношения. Эту версию Сюзанна неоднократно опровергала. На резкий вопрос критика Флорана Фельса: "Сюзанна, ты позировала Дега. Ты с ним спала?" - она ответила: "Я? Никогда. К тому же он очень боялся женщин". - "Боялся женщин? А ты бы согласилась? Несмотря на разницу в возрасте?" - "Еще бы. Никогда мужчина не делал столько комплиментов моей коже, волосам, мышцам. Он расхваливал меня, как если бы речь шла о хорошей лошади или танцовщице. Я никогда не была красоткой, но его восхищение было чисто материальным, оно адресовалось моему натренированному телу канатной плясуньи..."

Все это было довольно грустно, как и жизнь Дега последние тридцать лет. В то время как Ренуар и Моне наслаждались теплом семейного очага, Дега жил все более одиноко в своей холостяцкой квартире, захламленной хаотическим нагромождением роскошных и пыльных холстов, вещей и редких ковров. Смерть унесла многих его ближайших старинных приятелей, а скверный характер лишил общества немногочисленных оставшихся в живых друзей. Поль Валери, иногда заходивший навестить Дега в мастерской, оставил описание безрадостного существования почти ослепшего художника, который уже не мог писать, и лишь немного рисовал углем.

Тот, кто некогда был любимчиком и грозой света, от кого всегда можно было ожидать оскорбительных выходок, превратился в беспомощное существо, легкую добычу пожилой экономки Зоэ, властной и своенравной женщины, кормившей его круглый год безвкусной телятиной, лапшой и горьковатым апельсиновым конфитюром. Из-за этой отвратительной стряпни его приглашения на обед оставлялись обычно без внимания.

Лео Ларгье сохранил мучительное воспоминание о том, как взлохмаченный, почти слепой старик шел прямо, нащупывая тростью дорогу, а вокруг сверкали огни, и с ярмарки на бульваре Рошешуар доносились крики и музыка.

- Вы обратили внимание? - спросил он друга, шедшего вместе с ним. - Я никогда не заговаривал с ним... Он такой неуживчивый, но я им очарован... Вон тот... Старик с белой бородой, что идет не оборачиваясь.

- А кто это?

- Господин Дега.

Мы остановились и посмотрели ему вслед. Он медленно шел механической прямой походкой.

Дега направлялся в свою пустынную квартиру, где его поджидала тиранившая его служанка, и все это происходило в великолепный, пахнущий розовым мармеладом и леденцами монмартрский вечер моей юности...

Это был один из последних импрессионистов, обосновавшихся на Монмартре. И слава не принесла ему ничего, кроме одиночества..."

По материалам книги Ж.-П. Креспель "Повседневная жизнь импрессионистов. 1863-1883"./ Пер. с фр. Е.Пуряевой. - М.: Мол.гвардия, 1999. - 301[3]с.






Rambler's Top100


Оригинал этого вебсайта расположен по адресу http://impressionnisme.narod.ru.