Картины импрессионистов

Эдуард Мане

Эпизоды из жизни: Бунтарь поневоле.

Эдуард Мане: коллекция

Эдуард Мане: жизнь и творчество

Эдуард Мане в музеях

Эпизоды из жизни: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Творчество Мане поражает своей неоднозначностью: художник удивительным образом пытался реализовать смелые новаторские идеи в рамках традиционной живописи.

Мане часто называют одним из основоположников современной живописи, записывая его по "ведомству" импрессионистов. Первое - верно, второе - не совсем, как не совсем верным будет покрывать творчество любого уникального художника той или иной групповой художественной системой. Крупные мастера в такую схему никогда не умещаются. Мане пребывает в мощном поле притяжений- отталкиваний, где находится место не только импрессионистам. Широко используя их приёмы, он в то же время всегда сохранял близость к реализму того же Курбе, отказавшись от разработки "академических" сюжетов (будь то мифология или героическая история). Вместе с тем Мане всю жизнь демонстрировал свою привязанность к традициям старых мастеров и страстно жаждал признания (а получал вместо него, по преимуществу, насмешки и непонимание). Его уникальный художественный мир лежит где-то на скрещении традиций, завещанных Ренессансом, и острых векторов новых художественных идей.

Мане во многом сложился под влиянием Шарля Бодлера. В 1863 году поэт писал в одном из своих эссе: "Современность - это мимолётное, хрупкое, условное понятие, составляющее одну половину живописи. Вторая половина держится на традициях. При этом нельзя пренебрегать ни неизменной традицией, ни изменчивой современностью". В лице Мане Бодлер нашёл благодарного слушателя. "Вечное и неизменное" художник позаимствовал у старых мастеров. Их влияние прослеживается в его творчестве постоянно; более того, композиции ряда полотен Мане буквально взяты из их произведений. Так, фигуры переднего плана в "Завтраке на траве" "списаны" у Раймонди и Рафаэля; "Олимпия" отсылает нас к Тициану, а "Казнь императора Максимилиана" и "Балкон" - к Гойе.

Но это, разумеется, не копирование, потому что вторую часть бодлеровской формулы живописи Мане тоже всегда помнил очень хорошо. Всё у него пронизано "мимолётным и изменчивым", почерпнутым из окружающей жизни. "Художник должен писать то, что он видит", - заявлял Мане, и такой подход роднит его с Курбе и другими художниками-реалистами, появившимися в 1840-е годы. Правда, это не прямое и даже не двоюродное родство. Реализм Мане "видоизменён" двумя вещами - японской гравюрой и только что изобретённой фотографией.

Мане позаимствовал у японских художников некоторые принципы построения композиции. Отказавшись от традиционных законов перспективы, он начал выстраивать её, ориентируясь на них, - "плоскими" слоями, - что привело к заметным искажениям масштаба. Вспомним хотя бы фигуру мужчины в "Баре в "Фоли-Бержер"" или купальщицы в "Завтраке на траве". Особенно бросается в глаза искажение масштаба в последнем случае, поскольку купальщица здесь изображена совершенно отчётливо - вместо того, чтобы быть слегка размытой, как и должна выглядеть фигура, помещённая на среднем плане.

Эдуард Мане "Завтрак на траве"

"Завтрак на траве". 1863 г.
Холст, масло. 214х270 см.
Музей Д'Орсэ. Париж.

О картине

Эдуард Мане "Олимпия"
"Олимпия". 1863 г.
Холст, масло. 130,5х190 см.
Музей д'Орсэ. Париж.

О картине

В результате пространство у Мане потеряло глубину. Возьмём ту же "Олимпию". Фигуры главной героини и её служанки написаны приблизительно одинаковыми по величине, хотя совершенно очевидно, что служанка стоит дальше от зрителя. Как следствие этого, диван, на котором лежит Олимпия, выглядит слишком узким. Ехидные критики, кстати, любили спросить Мане, каким образом его Олимпии удаётся не свалиться на пол. "Плоская" перспектива ещё более подчёркивается у него соответствующим распределением света и тени. Обычно движение от света к тени происходит плавно, за счёт лёгкого изменения тона. Мане же предпочитал поражать зрителя резкими и неожиданными переходами.

Всё это создавало благодатную почву для разного рода обвинений и упрёков. Отмечая у художника странности перспективы, искажение масштаба и фигур, критики записывали всё это в огрехи, считая техническими ошибками, сделанными из-за недостаточного мастерства. Нынешние оценки зеркально противоположны по отношению к тем давним упрёкам. Вдруг выяснилось, что, не захотев изображать объёмные предметы на плоскости полотна, Мане заложил краеугольный камень в здание современной живописи.

Фотография тоже повлияла на стиль Мане. Способность камеры фиксировать мимолётное мгновение открыла художнику способ запечатлеть на полотне "сиюминутное и изменчивое". В частности, он заинтересовался случайным характером фотографических образов. В традиционной живописи выбор образов диктовался строгой логикой. Персонажи подбирались и расставлялись в строгом порядке, соответствующем "сюжету" и "символике" картины. Мане не пошёл этим проторенным путём. Его герои часто почти случайны, а событие, которое их интересует, бывает, вообще происходит за границами полотна.

Сейчас подобные приёмы давно вошли в арсенал живописи, но во времена Мане критики, привыкшие именно "читать" картину, хватались за голову, стоя перед его полотнами. Вопросам не было конца. Что означает жест мужчины на картине "Завтрак на траве"? Какой символический смысл вложен в предметы, входящие в этот натюрморт? Что выражает лицо барменши из "Бара в "Фоли-Бержер""? Что, наконец, связывает мужчину и женщину с полотна "Завтрак в мастерской"? Не находя ответа на поставленные вопросы, критики спешили объявить картины Мане "бессмысленными". Знакомое обвинение, не правда ли? Скольким великим художникам пришлось его выслушать!

Эдуард Мане "Бар в Фоли-Бержер"

"Бар в Фоли-Бержер". 1882.
Холст, масло. 97х130 см.
Галерея института Варбурга и Курто, Лондон.

О картине

Слава Богу, не всё в искусстве решают критики. Нашлись у Мане и единомышленники - импрессионисты, в первую очередь. Но не стоит забывать о том, что сам Мане никогда не считал себя импрессионистом. Даже работая на пленэре, художник ставил на первый план композицию картины, а не "уловление" мгновенных изменений света и атмосферы. Поэтому его работы всегда смотрелись более "солидными", чем полотна Ренуара или Моне. Как и свои новые товарищи, Мане работал синтетическими красками, изобретёнными тогда, но от чёрной краски, изгнанной импрессионистами из палитры, так никогда и не отказался. Он много чего не принял у тех, кто провозгласил его своим "отцом". Поэтому-то Мане и остался навсегда уникальным и ни на кого не похожим. То есть великим.

Исторические картины

В академической живописи сюжеты картин имели строгую иерархию. Наиболее значимыми считались библейские, исторические и мифологические. В Салоне исторические картины обычно проходили на ура, и Мане, с его принципиальной ориентацией на официальный Салон, не мог не учитывать этого обстоятельства. Правда, и обращаясь к истории, он всегда старался максимально приблизить её к современности. Другими словами, он писал ту современность, которая была исторична. Походы Ганнибала Мане не интересовали. А интересовала, например, трагедия мексиканского императора ("Казнь императора Максимилиана"). Или гражданская война в Америке. Так, на картине "Бой между "Кирседжем" и "Алабамой"", 1864 он изображает морскую дуэль двух кораблей, развернувшуюся возле Шербура. "Алабама" была судном конфедератов, направленным уничтожать сторонников союза с англичанами в любой точке океана. Известно, что Мане сделал целый ряд набросков к картине, посвящённой событиям времён Парижской Коммуны, но так и не завершил эту работу.

Эдуард Мане "Битва "Кирсэджа" и "Алабамы"

"Битва "Кирсэджа" и "Алабамы".
1864 г.

О картине

Эдуард Мане "Казнь императора Максимилиана"

"Казнь императора Максимилиана". 1867 г.
Холст, масло. 252х305 см.
Кунстхалле, Манхейм.

О картине

Костюмированные герои

На протяжении всей своей жизни Мане увлекался костюмом, ставшим и заметным элементом ряда его картин. Многие его костюмированные фигуры несут на себе печать испанской культуры, к которой художник был неравнодушен. В 1862 году он написал "Лолу из Валенсии", портрет звезды знаменитой испанской танцевальной труппы. В том же году эту картину отклонила приёмная комиссия Салона. Готовясь к Салону 1864 года, Мане вновь работает в том же жанре, создав "Случай на корриде". Позже из оригинального полотна был вырезан фрагмент, получивший название "Мёртвый тореадор".
Мане собрал богатую коллекцию костюмов и наряжал в них своих натурщиков и натурщиц. Если требовалась совсем уж экзотическая фактура, художнику помогали его друзья, в которых он никогда не испытывал недостатка. Так, во время работы над "Казнью императора Максимилиана" один из приятелей-военных Мане предоставил в его распоряжение целый взвод солдат.

Эдуард Мане "Лола из Валенсии"

"Лола из Валенсии". 1862 г.
Лувр, Париж.

О картине

Пастели

В последние годы жизни Мане увлёкся пастелью. Эта техника привлекала его, прежде всего, возможностью внести в произведение ощущение спонтанности. Пастель позволяет создавать мягкую, бархатистую фактуру. Скорее всего, именно поэтому художник в это время всё чаще писал женские фигуры пастелью, а не маслом. Многие пастели Мане оставались простыми портретами, однако среди работ, созданных в этой технике, встречаются и удивительные жанровые сценки, наполненные непобедимым духом обыденной жизни, - это, например, "Женщины, пьющие пиво" или "Женщина, поправляющая подвязку". Обе пастели написаны приблизительно в 1878 году. Мане был не одинок в своих исканиях. В его времена пастель пережила своё второе рождение - особенно её любили импрессионисты. К слову, в 1870 году во Франции появилась даже Ассоциация художников, работающих пастелью.

Эдуард Мане "Две девушки, пьющие пиво"

"Две девушки, пьющие пиво". 1878 г.


Натюрморты

Как бы ни поносили работы Мане в прессе, его натюрморты неизменно вызывали восхищение публики. Тут даже враждебно настроенным критикам крыть было нечем. И если они начисто отвергали композиционные и содержательные принципы тех же "Завтрака на траве" и "Завтрака в мастерской", то натюрморты, присутствующие на этих полотнах, не сговариваясь, отмечали как удачу художника. Изобретательность Мане во всём, что касается натюрмортов, поражает. Мане мог создать натюрморт буквально из всего - от гастрономических деликатесов ("Угорь и кефаль", 1864) до простого лимона; от изысканной "Вазы с цветами", 1864 до отдельного цветка розы. В сложных натюрмортах Мане чувствуется влияние Шардена (1699-1779), чьи работы были широко показаны в галерее Мартине в 1860 году. С натюрмортами Мане связано несколько любопытных бытовых анекдотов. Так, желая поблагодарить Берту Моризо, позировавшую для него, художник подарил ей букет фиалок… изображённый на картине. Или другой случай. Один известный журналист, получив от Мане заказанный ему натюрморт "Пучок спаржи", пришёл в такое восхищение, что послал художнику 1000 франков вместо восьмисот, о которых они договаривались. Вскоре от Мане принесли журналисту ещё один натюрморт - на нем была написана единственная веточка спаржи, с припиской: "Эта веточка отвалилась от вашего пучка".

Эдуард Мане "Виноград, персики и миндаль"

"Виноград, персики и миндаль".
1864 г.
Музей д'Орсэ, Париж.

Эдуард Мане "Натюрморт с арбузом и персиками"

"Натюрморт с арбузом и персиками". 1866 г.
Холст, масло. 69х92 см.
Национальная галерея искусств, Вашингтон.

На реке

Мане нравилось общаться с импрессионистами в батиньольском кафе; его интересовали их эксперименты с освещением, но с самой группой он себя никогда не ассоциировал. Мане манили лавры официально признанного художника. Маргинальным гением он быть не хотел. "Я никогда не соглашусь выставляться в первой попавшейся лачуге, - писал он, - и всегда буду сражаться за своё право на то, чтобы войти в Салон с главного входа". Стиль Мане во многом отличается от манеры импрессионистов. Он любил отвергаемый импрессионистами чёрный цвет, писал длинными и плавными мазками (а не короткими штрихами или точками) и предпочитал работать в мастерской, а не на природе. Правда, в 1874 году он поехал летом в Аржантей, где писал вместе с Моне и даже изобразил его за работой ("Лодка-студия Клода Моне"). Но и эта совместная работа никоим образом не нарушила композиционную традиционность, свойственную Мане.

Эдуард Мане "Лодка-мастерская К.Моне"

"Лодка-мастерская К.Моне". 1874.
Холст, масло. 50х64 см.
Мюнхен, Новая Пинакотека.


Интерьеры

Импрессионисты, предпочитавшие писать на природе, практически не интересовались интерьером. Он появляется у них только в сценках из современной жизни, происходящих в баре, танцевальном зале или публичном доме. Мане тоже не бежал этих тем, однако, помимо этого, временами увлекался тщательным выписыванием домашнего интерьера. Подобные сцены в предшествующей живописи, как правило, несли морализаторский или аллегорический оттенок. Мане и тут был верен самому себе, внеся в них элемент столь любимой им случайности и недоговорённости. И, разумеется, в который раз получил ярлык "непонятного". Так, анализируя картину "Завтрак в мастерской", 1868, критики отмечали искусно написанные элементы натюрморта, однако само содержание сцены порождало массу вопросов. И эти вопросы оставались безответными, сколько бы они ни рассуждали о характере взаимоотношений героев или скрытом смысле, вложенном в красующееся на стуле оружие. Эта безответность раздражала, но, видимо, такую реакцию и провоцировал художник.

Эдуард Мане "Завтрак в мастерской"

"Завтрак в мастерской". 1868 г.
Холст, масло. 118х153 см.
Новая Пинакотека, Мюнхен.

О картине


Сцены из современной жизни

Выбор образов и предметов для сцен, взятых из современной жизни, был своего рода "детектором лжи" для импрессионистов. Но ещё тщательнее подходил к этому вопросу Мане, что становится очевидным, если внимательно рассматривать уже первое его большое плотно "Музыка в Тюильри". Подобно импрессионистам, Мане часто писал бары ("Уголок кафе-концерта", 1878), театры, гребцов, но вместе с тем, и совершенно не характерные для них "сюжеты", местом действия которых становились улицы, железнодорожные станции, портовые причалы или пляжи ("На берегу моря", 1873). Обращался художник и к совсем уж "непривлекательным" темам. Так, в 1865 году он написал с натуры серию портретов нищих, бродяг, бездомных стариков и тряпичников - в соответствующих декорациях (например, копающихся в парижских мусорных ямах).

Эдуард Мане "Официантка"

"Уголок кафе-концерта". 1879 г.
Холст, масло. 77,5х65 см.
Музей д'Орсэ, Париж.

Эдуард Мане "На берегу моря"

"На берегу моря". 1873 г.
Собрание Ж.Дусе, Париж.

По материалам "Художественная галерея. Мане", №40, 2005 г.






Rambler's Top100


Оригинал этого вебсайта расположен по адресу http://impressionnisme.narod.ru.