Картины импрессионистов

Поль Сезанн

Эпизоды из жизни: Фанни.

Поль Сезанн: коллекция

Поль Сезанн: жизнь и творчество

Поль Сезанн в музеях

Эпизоды из жизни: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

"..Весна 1885 года. В Жа де Буффан есть служанка. Зовут ее Фанни.

Здоровая, грубоватая девушка с пышными формами, разбитная, сильная, ей по плечу любая работа. "В Жа ты увидишь служанку, как она хороша, - сказал кому-то Сезанн, - она похожа на мужчину."

С лихорадочным блеском в глазах разглядывает Сезанн эту красивую девушку из Прованса. Забыться в женской любви! Пока еще не поздно, сжать в объятиях это тело, жадно окунуться в свежесть, нежность, испытать восхитительное любовное головокружение, познать то, что познало столько других людей. Разве жизнь, которую он ведет, не безумие? Скоро ему стукнет пятьдесят. Скоро смерть! Жизнь ускользает от него, та жизнь, что совсем близко, рядом - только руку протянуть. Страх сжимает горло, он охвачен страстью. Фанни! Что за притягательная сила таится в этой ослепительной плоти! И однажды Сезанн, подойдя ближе, хватает в объятия молодое тело, впивается губами в смеющийся рот...

...Сезанн уже не сознает, что делает. Он берет в мастерской один из своих рисунков и на обратной стороне начинает сочинять набросок письма Фанни:

"Я Вас видел, и Вы разрешили мне Вас обнять. С этого момента я в волнении. Простите меня, что я пишу Вам, к этому смелому поступку меня побуждает тревога. Я не знаю, как Вы расцените эту вольность, может быть, Вы сочтете ее недопустимой, но я не мог оставаться с такой тяжестью на душе. Зачем, сказал я себе, молчать о моих мучениях? Разве не лучше облегчить страдания, высказав их? И если физическая боль находит облегчение в криках, разве не естественно, мадам, что моральные огорчения найдут облегчение в исповеди перед обожаемым существом?

Я знаю, что посылка этого письма может показаться преждевременной и неразумной, и только доброта..."

Сезанн слишком неловок, чтобы его любовные похождения долгое время оставались тайной для родных. Все немедленно ополчаются против него.

Гортензия, которая лучше кого бы то ни было знает, что с Сезанном ее ничто не связывает, кроме ребенка и привычек, устоявшихся за шестнадцать лет близости, энергично защищается от угрожающей ей опасности. Против ожидания она находит в Марии союзницу, хотя та ее презирает. Незаконная связь, внебрачный ребенок, живопись - достаточно сумасбродств натворил ее брат в своей жизни. Не прибавил бы он ко всему еще и этот смехотворный скандал, эту постыдную, невесть откуда свалившуюся любовь. О нет, нет! Он должен жениться на Гортензии, и чем скорее, тем лучше.

Необходимо согласие отца, и Мария берется уговорить Луи-Огюста. В конце июня ему исполнится восемьдесят семь лет. Его рассудок начинает мутиться. Нередко можно видеть, как он, лукавый и хитрый, с деланно равнодушным видом, таясь от всех, ковыляет в какой-нибудь дальний угол Жа де Буффан, чтобы закопать горсть золотых монет. В Жа теперь всем заправляет Мария, оставляя Луи-Огюсту одну лишь видимость власти.

Сезанн пытается сопротивляться, сохранить свое сокровище, свое нежданное счастье, бурей захлестнувшее его, осветившее его дни, вернувшее ему частицу молодости и веру в жизнь. Первым делом Мария выгоняет из Жа эту красивую служанку. Сезанн, которому малейшее препятствие всегда кажется непреодолимым, пускается на всякие хитрости. 14 мая он просит помощи у Золя.

"Прошу тебя ответить на это письмо. Я хотел бы, чтобы ты оказал мне услугу, ничтожную для тебя и очень важную для меня. Я прошу получить несколько писем для меня и переслать их мне почтой по адресу, который я тебе дам. Может быть, я сошел с ума, а может быть, и нет... Я обращаюсь к тебе и прошу отпущения грехов. Счастливы разумные. Не отказывай мне в этой услуге, мне больше не к кому обратиться".

Но Сезанн заблуждался, считая, что ему удалось обмануть бдительность сестры. В своих сражениях с отцом, в сущности, всегда выигрывал Поль. "Да-да", - поддакивал он родителю, лгал, обещал, изворачивался, и, чем становился уступчивей, тем меньше его бранил отец. Луи-Огюст наталкивался на пустоту, и мнимые отцовские победы оборачивались поражениями. Не встречая сопротивления, отец оставлял сына в покое.

Не так легко провести Марию. Та знает своего братца получше Луи-Огюста. Она ходит за Сезанном по пятам, выслеживает, укоряет, не дает ему опомниться. Вскоре жизнь Сезанна становится невыносимой. Отчаянно цепляясь за свою любовь к Фанни, не желая сдаваться, он мечется между Марией и Гортензией, теряет самообладание и, чувствуя себя затравленным, использует последнюю возможность: бежит. В середине июня Сезанн появляется в Париже и находит приют у Ренуаров в Ларош-Гюйоне.

Но, держа сестру на расстоянии, Сезанн не сумел, однако, помешать жене с сыном последовать за ним. Всегда независимая, Гортензия обычно предоставляла Сезанну полную свободу действий, разрешала жить, как ему вздумается. Она привыкла к его длительным отлучкам, к перерывам в их беспорядочной супружеской жизни. Но сейчас и речи не может быть о том, чтобы Гортензия согласилась на шаг отпустить от себя отца своего ребенка. Ведь этот ребенок, обожаемый отцом, ее верный козырь. Несвоевременное вторжение гостей удивило Ренуаров. Но они радушно приняли неполадивших супругов.

Гортензия призывает Ренуаров быть судьями между нею и мужем. Сезанн, притворяясь, будто все в порядке, пытается работать, пишет пейзажи в Ларош-Гюйоне. Но внутренняя тревога мешает ему сосредоточиться. Он ждет писем от Фанни, которые Золя должен отправлять ему "до востребования". Писем нет, Фанни, видимо, не дорожит этой тягостной любовью. Сезанн мечется, тоскует. Он больше не в состоянии оставаться в Ларош-Гюйоне. Ему необходимо уехать, переменить место. Все вокруг раздражает художника, даже собственная жажда перемены, толкающая его, точно загнанного зверя, в дорогу. Золя еще в Париже, но скоро переедет в Медан. Сезанн последует за ним...

Три года Сезанн и Золя не виделись... Надев пенсне, Золя разглядывает Сезанна. Три года неудач, творческого бессилия, а сейчас еще эта нелепая любовная история. Поистине не сумел бедняга направить по верному пути не только свой талант, но и свою жизнь.

Сезанн не задерживается у Золя. В его состоянии лихорадочного возбуждения роскошная жизнь в Медане ему более чем когда-либо не по душе. Друзья расстаются. Сезанн возвращается в Экс...

Двери Жа де Буффан, где властвует Мария, снова захлопываются за художником. Сезанн недоволен и, чувствуя себя побежденным, цедит сквозь зубы: "Все было бы хорошо, если бы только мое семейство было бы более равнодушным ко мне". Еще потрясенный пережитым, он принимается за работу.

Жизнь в Жа не доставляет ему удовольствия, и он ежедневно ездит в Гарданну, маленький городок с четырьмя тысячами жителей, в десяти километрах от Экса, где поселилась Гортензия. Кончено! С болью в душе Сезанн примиряется со своей судьбой. Позади ничего, кроме пепла.

В конце концов, Сезанн решает обосноваться в Гарданне вместе с Гортензией, которая вскоре станет его законной женой: весной они должны оформить свой брак.

28 апреля, в мэрии Экса Сезанн зарегистрировал свой брак с Гортензией. Брачная церемония лишь формальность. Сезанн ограничивается обедом для свидетелей. Гортензия едет в Жа де Буффан с маленьким Полем (ему уже минуло четырнадцать!) в сопровождении свекра и свекрови. На следующее утро происходит церемония бракосочетания в церкви Сен-Жан-Батист в присутствии всего лишь двух свидетелей - Максима Кониля и Марии.

И жизнь идет своим чередом.

За короткое пребывание в ЖЩа ГОртензия со всей ясностью поняла, что для родителей мужа, для его сестры Марии она посторонняя, иными словами, она для них неизбежное зло. Ее не принимают; ее просто терпят. Обстоятельства сложились в ее пользу, вот и все. Не может быть и речи о том, чтобы в семье Сезаннов она заняла какое-то, даже ничтожное место.

В семье Сезаннов власть Луи-Огюста становится все ботлее призрачной, он доживает свой век, - отныне правит Мария. Она распоряжается, наводит порядок - свой порядок - в хозяйстве Розы, Гортензии, в Жа де Буффан. Резкая, требовательная, с мрачным характером, Мария подчас внушает страх невестке, которая предпочитает оставаться в Гарданне. Мария ценит умение Гортензии держаться в стороне, и мать Сезанна тоже это ценит. Сын, как всегда ее любимец. И мать хотела бы возможно дольше видеть Поля подле себя..."

По материалам книги А.Перрюшо "Жизнь Сезанна"./ Пер. с фр.; Послесловие К.Богемской. -  М.: "Радуга", 1991. - 351 с.






Rambler's Top100


Оригинал этого вебсайта расположен по адресу http://impressionnisme.narod.ru.