Картины импрессионистов

Поль Сезанн

"Портрет Жоашима Гаске".

Поль Сезанн: коллекция

Поль Сезанн: жизнь и творчество

Поль Сезанн в музеях

Эпизоды из жизни: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поль Сезанн "Портрет Жоашима Гаске" "Портрет Жоашима Гаске". 1896 г.
Холст, масло. 65,5х54,5 см.
Национальная галерея, Прага.

В один из воскресных дней весной 1896 года Сезанн вместе с друзьями - Нума Костом, Солари, старым другом по школе Сен-Жозеф, и владельцем булочной на бульваре Мирабо Анри Гаске, к тому времени оставившим свои дела, - отправляется в кафе "Ориенталь". День клонится к концу, город постепенно окутывает пепельная дымка. Сидя за столиком на террасе, Сезанн, скрестив руки, наблюдает за воскресной толпой, гуляющей по проспекту.

О чем он думает? Вдруг из толпы вышел какой-то молодой человек, направился к их столику и, подойдя к художнику, робко забормотал о том, как он восхищен его полотнами, выставленными в обществе "Друзья искусства". Это было слишком неожиданно. Сезанн покраснел, начал заикаться, затем вскочил и, метнув на юношу грозный взгляд, так стукнул кулаком по столу, что покатились стаканы и бутылки.

- Уж не смеетесь ли вы надо мной, милейший? - закричал Сезанн и, обессиленный, упал на стул. Слезы заволокли его глаза. Он узнал сына булочника, Жоашима. - Анри, старина Анри, умоляю тебя, не шути, скажи, действительно ли твой сын любит мою живопись? - прошептал Сезанн.

- Он заболел бы от огорчения, если бы не увидел твоих работ, - откликнулся старый булочник.

И тут Сезанн голосом, прерывающимся от волнения, сказал Жоашиму:

- Присаживайтесь вот сюда! Вы еще молоды. Вы столько не пережили. Я больше не могу писать. Я бросил все... Поймите, я несчастен! Не надо меня укорять. Могу ли я верить, что вам понравилась моя живопись лишь по двум полотнам, которые вы увидели, между тем как все... кто меня копирует, ничего в ней не смыслят. Ах, какую боль причинили мне эти люди!.. Ваше внимание, вероятно, привлекла Сент-Виктуар. Если полотно вам понравилось... Завтра оно будет у вас. И я его подпишу!..

С булочником Гаске произошла та же история, которая в свое время доставила столько горя Луи-Огюсту: старый Гаске дал жизнь подлинному поэту. Жоашим, единственный сын булочника, образованный, литературно одаренный юноша, чьи первые работы восхищают его преподавателей и соучеников, горячо, более того, страстно увлекается поэзией. Сдав экзамен на степень бакалавра, Жоашим Гаске начал выпускать журнал, размножая его на гектографе с помощью подмастерья булочника. Как в свое время Золя, Сезанн и Байль, Гаске и его друзья клянутся в любви и верности красоте и поэзии. "Голубоглазый студент", как прозвали Жоашима Гаске, походит на молодого бога. Ему 23 года. В нынешнем году в январе он женился на самой красивой девушке Прованса, музе новопровансальских поэтов, Мари Жирар.

Гаске - лирик, он воспевает великолепие вселенной, прославляет жизнь. Полотна Сезанна с первого взгляда покорили его. Целую неделю, захлебываясь от восторга, поэт только о них и говорит, заражая своим восхищением молодую жену. А в этот вечер он поверяет свой восторг самому Сезанну. "Мэтр..." - "Замолчите, молодой человек! замолчите! Я старый, трухлявый пень, и, слушая вас, мне хочется плакать".

Целую неделю Сезанн ежедневно видится с Жоашимом Гаске, они совершают долгие прогулки по окрестностям Экса. Благодаря общению с молодым поэтом, неподдельной искренности его восхищений, его неисчерпаемому жизнелюбию, переходящему в пылкое поклонение природе, Сезанн сам словно перерождается. Он говорит так, как никогда еще не говорил. Он воодушевляется! Объясняет юноше, что хотелось бы ему осуществить в живописи, с восхищением указывая рукой на простирающийся перед ним край, изображение которого он желал бы оставить людям. "Великие классические страны, - говорит Сезанн, - наш Прованс, Греция, Италия, какими я их себе представляю, это страны, где свет одухотворен, где пейзаж напоминает живую, отмеченную острым умом улыбку... Взгляните на Сент-Виктуар. Какой взлет, какая властная жажда солнца и какая печаль, особенно вечером, когда вся тяжеловесность как бы опадает!.. Это гигантские глыбы образовались из огня. В них до сих пор бушует пламя. Днем кажется, будто трепещущая тень в страхе отступает перед этой громадой. Там, на самой вершине, есть пещера Платона; заметьте, когда плывут большие облака, тень от них дрожит на скалах, она кажется опаленной, и ее поглощает огненный зев горы. Я долго не умел, не знал, как писать Сент-Виктуар, потому что мне, как и всем другим, кто не всматривался пристально, тень казалась вогнутой, в то время как, поглядите, она выпуклая и скользит вниз от центра. Вместо того, чтобы уплотниться, она улетучивается, превращается в пар. Синеватая, она сливается с дыханием воздуха, а направо, на Пилон- дю- Руа, вы увидите нечто совершенно противоположное, там свет качается, влажный и переливчатый. Это море. Вот что следует передать.

Сезанн возрождается к жизни в то самое время, когда зацветают миндальные деревья. Художник - воплощение взволнованности и обостренной восприимчивости. Любой пустяк его умиляет. Он внимательно следит за плывущим над горой облаком. Иногда нагибается, берет горсть земли и с любовью разминает ее. "Впервые я так вижу весну!" - восклицает он. Сезанн хочет написать портрет Гаске, его жены, его отца. Он счастлив, нервно возбужден, он разговорчив и откровенен. Однажды вечером, возвращаясь с длительной прогулки, Сезанн позволил себе сказать поэту то, о чем не только никогда не говорил, но даже думать не смел. "В наше время есть лишь один художник - это я!"

Какое признание! "Но тут же, сжав кулаки, Сезанн умолк, съежился, словно на него свалилась нежданная беда". И торопливо покинул Гаске. С того дня, запершись в Жа де Буффан, художник отказывается принять поэта. 15 апреля Гаске, который в тщетном ожидании простаивал у ограды Жа многие дни, нашел среди своей почты записку от Сезанна!

"Дорогой мсье, завтра я уезжаю в Париж. Примите выражения моих лучших чувств и искренние приветствия".

Недели через две Гаске, к своему удивлению, заметил на бульваре Мирабо Сезанна, возвращавшегося после работы. Гаске бросился ему навстречу, но остановился, удивленный его видом. Художник шел подавленный, погруженный в свои мысли, словно чем-то убитый. Гаске так огорчен и взволнован, что ограничивается поклоном. Сезанн проходит мимо, как бы не видя его. На другой день Гаске получает от него письмо.

"Дорогой мсье Гаске!

Сегодня вечером я Вас встретил на бульваре; с Вами была мадам Гаске. Мне показалось, что Вы очень сердиты на меня.
Если бы Вы могли заглянуть мне в душу, Вы не сердились бы. Значит, Вы не понимаете, в каком я печальном положении. Я не хозяин самому себе, я не существую как человек. А Вы, который хотите быть философом, Вы собираетесь меня доконать? Но я проклинаю Иксов и тех шалопаев, которые, надеясь получить 50 франков за статью, выставили меня напоказ публике. Всю жизнь я работал, чтобы добиться признания, но я думал, что можно писать хорошо сделанные картины и не выставлять перед всеми свою частную жизнь. Конечно, художник хочет подняться как можно выше и в интеллектуальном смысле, но как человек он должен оставаться в тени. Удовлетворение он должен получать от самой работы. Если бы только мне давалась реализация, я бы спокойно сидел в своем углу с несколькими старыми товарищами по мастерской, с которыми мы, бывало, отправлялись распить стаканчик. У меня есть один приятель с той поры, он неизвестен, хотя в тысячу раз талантливее этих пройдох, увешанных орденами и медалями, так что тошно смотреть. И Вы хотите, чтобы в моем возрасте я еще чему-то верил? Да я уже почти умер. Вы молоды, и я понимаю, что Вам нужно добиться успеха. Но мне, что мне остается делать, как не смириться, и, если бы я не любил так природу моего края, меня бы давно здесь не было.
Но я Вам уже достаточно надоел и, после того как я объяснил Вам свое положение, надеюсь, Вы не будете смотреть на меня так, как если бы я покушался на Вашу безопасность.
Учтите мой возраст, дорогой мсье, и примите мои наилучшие пожелания".

Потрясенный этим письмом, Гаске кинулся в Жа. Сезанн протянул ему руки: "Не будем говорить об этом, я старый дурак. Садитесь вот сюда. Я напишу Ваш портрет".

По материалам книги:
А.Перрюшо "Жизнь Сезанна"/Пер. с фр. и послесловие К.Богемской. -  М.: "Радуга", 1991.- 351 с.






Rambler's Top100


Оригинал этого вебсайта расположен по адресу http://impressionnisme.narod.ru.