Картины импрессионистов

Поль Сезанн

"Игроки в карты".

Поль Сезанн: коллекция

Поль Сезанн: жизнь и творчество

Поль Сезанн в музеях

Эпизоды из жизни: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поль Сезанн "Игроки в карты"

"Игроки в карты". 1890-1892 гг.
Холст, масло. 134х181,5 см.
Фонд Барнса, Мэрион, Пенсильвания.

Поль Сезанн "Игроки в карты"

"Игроки в карты". 1890-1892 гг.
Холст, масло. 65х81 см.
Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Поль Сезанн "Игроки в карты"

"Игроки в карты". 1890-1892 гг.
Холст, масло. 45х57 см.
Музей д'Орсэ, Париж.

"... 1889 год.  Еще в молодости, посещая Экский музей, Сезанн часто останавливался у картины "Игроки в карты", приписываемой Луи Ленену. Казалось, полотно ничем не отличается от других, но Сезанн всегда смотрел на него с завистью. "Вот так я хотел бы писать!" - восклицает он.

Едва приехав в Жа, Сезанн, радуясь возвращению в Экс, решает осуществить давно лелеемую мечту - написать подобного рода жанровую картину. Все трудности стоящей перед ним задачи ему известны. Он прекрасно знает, что не может быть и речи о том, чтобы сохранить достаточно шаблонную и маловыразительную композицию музейной картины. И со многими предосторожностями принимается за работу. Моделями ему послужат крестьяне. Сезанну по душе их сдержанность, степенность, склонность к долгим размышлениям. Более, чем любому другому художнику, Сезанну близки эти с виду простые и вместе с тем такие непростые люди, о которых горожане обычно судят весьма поверхностно.

С любовью принимается Сезанн за наброски своих будущих игроков. Ему надо набить руку. Нет необходимости искать модели где-то далеко: в основном это крестьяне с фермы в Жа, особенно один из них, садовник Поле, которого все кругом зовут папаша Александр. Терпение крестьян, их способность долгие часы молча и неподвижно позировать восхищают художника. Он загорается, он "оживлен и деятелен".

Для картины "Игроки в карты" Сезанн выбрал почти двухметровое полотно. Он пишет пять фигур: трое играют в карты, двое наблюдают за игрой. Монументальное полотно, отличающееся мощным ритмом. Удовлетворит ли оно замыслу художника? Нет ли в намеченном расположении фигур некоторой тяжеловесности? Не загромождена ли картина второстепенными деталями? Не слишком ли резки и контрастны сочетания красок, достаточно ли они нюансированы? Иными словами, не лишено ли полотно той чудесной простоты, полной внутреннего богатства, которой отмечено подлинное мастерство великих произведений искусства?

Сезанн начинает снова. Переходит к полотнам меньшего размера. Сокращает число фигур до четырех и наконец до двух. Он устраняет все, что не имеет первостепенного значения, во всем: в линии, в красках, в архитектонике ансамбля - он стремится к строгости и тонкости, которые, как только их достигаешь, кажутся необыкновенно легкими, но даются только ценой труда, огромного терпения и настойчивых исканий.

И опять Сезанн начинает снова и снова, бесконечно переделывая, стремясь продвинуться еще дальше, подняться еще выше в своей неутолимой жажде совершенства... (Сохранилось пять вариантов картины "Игроки в карты": два во Франции, два в Великобритании и два в США)..."

* * *

Из послесловия К.Богемской:

"...В картине "Игроки в карты", принадлежащей музею Метрополитен в Нью-Йорке, обстановка обрисована лаконично и, скорей всего, скомпонована из того, что постоянно служило художнику в его мастерской, - столика с ящиком, драпировки. Тема карточной игры традиционна для изобразительного искусства, и возможно, что Сезанну о ней напоминала картина, приписываемая Матье Ленену из Музея Гране в Эксе.

Картину Сезанна не хотелось бы называть жанровой, настолько ее содержание выше и значительнее, чем могло бы быть изображение бытовой сценки в трактире. Но выразить в словах это содержание так же трудно, как рассказать мелодию. Можно лишь назвать инструменты, на которых она исполняется. В период, когда Сезанна рассматривали исключительно как провозвестника эпохи кубизма, "цилиндра, шара и конуса", авторы, писавшие о нем, утверждали, что и людей он изображает, как предметы в натюрморте, бездуховно. Сейчас мнения изменились, припоминают слова художника, когда, указав однажды на старого трактирщика, он воскликнул: "Какой стиль!" Представляя Сезанна человеком, поглощенным огромной внутренней работой, стремящися к духовному совершенству, невозможно поверить в то, что он мог безразлично и неуважительно относиться к людям. Да, он располагает их у стола столь же продуманно и исходя, вероятно, из тех же задач, как и тогда, когда раскладывает на том же столе персики и груши. Но ведь Сезанн ценит жизнь как бытие, он хочет передать в своих произведениях то, что составляет самую сущность этого бытия, - движение, покой, сосредоточенность, напряжение. Станковые картины, ведущие свою родословную от алтарных образов и требующие особого духовного настроя для постижения их эманации, создаются Сезанном в тот период, когда живопись переживает кризис, готова превратиться в панно, ширму, веер, слиться с интерьером и утратить свое высокое назначение. 1890-е годы - период расцвета стиля модерн ("ар нуво") во Франции, в творчестве многих художников преобладают в это время декоративные тенденции. Модерн был не только формально-стилистическим течением, он нес с обой эстетизированное мировосприятие, широко распространившийся арсенал символов и архетипов.

Творчество Сезанна осталось не затронутым стилем, господствующим на рубеже веков, оно утверждало вечность и незыблемость законов живописи, внутреннее достоинство человека, живущего в мире со всей природой.

"Вот люди", - как бы говорит Сезанн картиной "Игроки в карты". И этого достаточно, он не хочет далее развивать повествование. Он рисует их играющими в карты, потому что игра заставляет их сосредоточиться, сидеть неподвижно. Игра - это форма их социального поведения, то, что их объединяет. Трое сидят за столом в одинаковых позах, четвертый стоит с трубкой в зубах, но тоже смотрит в карты. У него на шее ярко-красный шарф, такой же, как расцветка карт в центре стола. Стол и Стена написаны в одном переливающемся голубом тоне. Симметрия левой и правой фигур, слегка нарушенная, служит завершенности и замкнутости сцены.

Есть еще три, как полагают, более поздних варианта "Игроков в карты", где изображено только по два сидящих друг против друга игрока. Известны небольшие этюды с отдельными персонажами, это говорит о том, что все они или почти все имели конкретных прототипов. Хранящиеся в Эрмитаже и в Музее изобразительных искусств им.А.С.Пушкина с изображением одного человека - "Курильщик" и "Мужчина с трубкой" - по духу своему близки к "Игрокам".

Это тоже образы, в которых Сезанн стремится воссоздать длящееся бытие человека. Он изображает обоих мужчин почти в одинаковой позе - подперевшими голову рукой, локтем опершись на стол. Наклон фигуры, покой и напряжение отдельных ее частей сразу определяют все другие линии и формы в картине. Пространство кривится, прямые углы искажаются под воздействием того напора, с которым художник вводит в плоскость картины живую, объемную фигуру человека. Усилия, приложенные для выполнения этой задачи, откроются внимательному зрителю, заставят его ощутить напряжение творческой работы и силу темперамента художника..."

По материалам книги:
.Перрюшо "Жизнь Сезанна" и послесловия К.Богемской. -  М.: "Радуга", 1991. - 351 с.






Rambler's Top100


Оригинал этого вебсайта расположен по адресу http://impressionnisme.narod.ru.