Картины импрессионистов

Альфред Сислей

Эпизоды из жизни: Поэзия натурализма.

Альфред Сислей: коллекция

Альфред Сислей: жизнь и творчество

Альфред Сислей в музеях

Эпизоды из жизни: 1 2

Сислей работал в типичной для импрессионизма манере. При этом в его творчестве звучало и явственное эхо некоторых предшественников - прежде всего, Камиля Коро, Гюстава Курбе и художников-"барбизонцев".

В 1902 году молодой Анри Матисс спросил Камиля Писсарро: "Что это значит - импрессионист?" "Импрессионист - это художник, который всякий раз пишет по-новому", - был ответ. "Кого же тогда можно назвать типичным импрессионистом?", - спросил Матисс. "Сислея", - ответил Писсарро. Писсарро, один из "отцов" импрессионизма, знал, что говорил. Примечательно, что это признание было сделано три года спустя после смерти Сислея, когда художника, казалось бы, навсегда "сдали в архив". Писсарро был уверен, что эта ошибка быстро разъяснится. Но чтобы это случилось, публике предстояло "прозреть".

Работы Сислея всегда оказывались в тени картин Моне. При жизни художника к нему никогда не предъявлялись претензии, от которых не было спасения его соратникам по импрессионизму. Сислей писал свои пейзажи в спокойной ненавязчивой манере, редко поддаваясь искушению подчеркнуть драматизм происходящего. Если Моне предпочитал иметь дело со стихией (скалы, горные ущелья, разбушевавшееся море), то Сислей больше любил "культивированный" пейзаж с оживлёнными каналами, обработанными полями, ухоженным лесом. Моне воспринимал окружающий мир как романтик, в созданном им образе мира (природы) сквозит непостижимое и чуждое человеку. Сислея в этом смысле справедливо было бы назвать оптимистом, который видит (или желает видеть) мир, исполненный гармонии и превращённый в уютное жилище человека.

Этот подход характерен даже для полотен Сислея, изображающих стихийные бедствия. Обращаясь же к рутинному быту, художник не старается приукрасить или "романтизировать" его - он пишет его таким, каков он есть, но при этом атмосфера полна чуть уловимой умиротворенности. Это как в Библии: "И увидел Бог, что это хорошо".
Отличает Сислея от признанных импрессионистов и его отношение к человеческому "материалу". Моне и Ренуар увлечены купаниями, курортными концертными залами, пикниками; герои же Сислея вскапывают огороды, спешат на рынок за покупками, скалывают лед холодным зимним утром. Есть что-то в этом очаровании размеренной и осмысленной жизнью от ностальгии по патриархальному прошлому.

Не один раз сказано, что художнику современная жизнь была не слишком близка. В 1904 году один из французских критиков писал о том, что Сислей "был певцом спокойных синих рек и цветущих садов, освещенных солнцем холмов и прилепившихся на их склонах деревушек с крытыми красной черепицей домами, но, прежде всего, он был певцом французского неба". Современность если и присутствует на полотнах Сислея, то приглушенно, не бросаясь в глаза. Так, на его картине "Станция в Севре" (ок. 1879) здание станции как бы уравнивается в "значительности" со стогами сена, а вырывающийся из трубы бегущего вдали паровоза дым можно вполне принять за летящее по небу облачко.

Альфред Сислей "Станция в Севре"

"Станция в Севре". 1879 г.
Холст, масло. 15x22 см.
Частная коллекция.

В броскости манеры Сислей, разумеется, заметно уступает Моне, писавшему свои пейзажи размашисто, ярко, необычно. Но вряд ли это недостаток - скорее, сознательная установка. При всей своей близости к исканиям импрессионистов Сислей остается исповедником "пейзажной лирики" Коро и "барбизонцев". Да, в сравнении с ними его палитра смотрится современнее и свежее, мазок его кисти - шире и свободнее, но - сущностно, мировоззренчески - художник остается в русле указанной традиции.
Объективный натурализм - вот что роднит Сислея с поздними работами Коро. Сислей не пытается как-то упорядочить пейзаж, но относится к нему с доверием, ожидая, когда тот сам "откроется" ему.

И ожидания эти не напрасны. Сислей объективен, он наиболее "реалистичен" в среде импрессионистов. Работы художника - плод его упорного (но неравнодушного) наблюдения. Он, явно "упиваясь" своими пейзажами, не навязывает собственного взгляда зрителю.
Сислей проявлял определенный интерес к новейшим изобретениям в живописи, но, используя новаторские приемы, не "обнажал" их, делая органичной частью своей художественной системы. Подобно многим импрессионистам, Сислей увлекался японскими гравюрами на дереве, авторами которых были знаменитые японские графики Андро Хиросиге и Кацусика Хокусай. У них Сислей заимствовал ряд композиционных приемов. Наиболее заметно это влияние в его "снежных" пейзажах, написанных в 1870-е годы. Бросается в глаза "японский" ракурс этих работ, позволявший подчеркнуть ритм крыш, окон и дверей занесенного снегом селения. Сислеевские одинокие фигуры, равно как и строгий узор, симметрия, повторы, - тоже оттуда, из японского искусства. Но повторим: это не пустое воспроизведение чужой стилистики, не копирование, а ее претворение в свое, самобытное.

Искусствоведы привычно выделяют работы Сислея 1870-х годов - особенно "водную" серию, созданную в Марли. Впрочем, вкусы и здесь разнятся - так, британец Кеннет Кларк называет "звездным часом импрессионизма" живописный цикл с видами Темзы близ Хэмптон-корта. На этом фоне о творчестве Сислея периода 1880-1890-х принято отзываться снисходительно. По умолчанию считается, что, отправившись в добровольное изгнание в Море, художник мгновенно оказался в хвосте художественных исканий. Другими словами - попросту отстал от жизни. И как результат - стал писать тускло и вяло, лишь изредка в полной мере демонстрируя свое былое мастерство. Это явная передержка. Многое свидетельствует о том, что Сислей, живя в Море, оставался в курсе того, что происходило в парижских художественных кругах. Другое дело - насколько все это было близко ему?

Вообще, тут есть о чем спорить. Сам художник писал в 1892 году своему знакомому: "Я живу в Море почти 12 лет и чувствую, что этот скрытый в зелени высоких тополей город благотворно влияет на мою работу, особенно в последние три года". Находились и те, кто соглашался с ним. Одни из критиков отмечал тогда: "Если в своих ранних работах Сислей стремился развить и наполнить новым содержанием традицию Коро, то сейчас он готовит себе путь для новых открытий". Действительно, колорит позднего Сислея стал ярче, а мазок - разнообразнее. Он много работал, то пытаясь взглянуть свежим взглядом на хорошо знакомые ему окружающие пейзажи, то по памяти перенося на холст виды морского побережья, на котором побывал во время поездки по Уэльсу. Последнее (по этому же пути, кстати, шел и Моне) смотрелось почти изменой импрессионизму и было связано с внимательным чтением вышедшей в 1896 году книги "Материя и память" Анри Бергсона, утверждавшего приоритет времени субъективного опыта над внешним (хронологическим) временем. Кроме того, художник принялся активно экспериментировать, написав, например, несколько видов Море пастелью.

Вряд ли к этой эволюции применимы оценки вроде "хуже" или "лучше". Сислей был в пути, то есть оставался истинным художником. Искусство кончается только тогда, когда уже некуда идти.

СНЕГ

До XIX века снег крайне редко появлялся в европейской живописи (в этом смысле можно вспомнить разве что Питера Брейгеля да еще нескольких голландцев). В XIX же веке художники заинтересовались снежным пейзажем. "Барбизонцы" и Г.Курбе заново открыли эту тему, как бы подготавливая почву для того массового увлечения подобными видами, которое было распространено в среде импрессионистов (особенно это касается Моне, Писсарро и Сислея). Природа как бы благоволила этому увлечению - в 1870-е годы во Франции стояли необычайно холодные и снежные зимы. Импрессионисты, обращаясь к "снежной" тематике, ни в коей мере не повторяли друг друга. Если тому же Моне снег позволял показать его умение передавать тончайшие оттенки белого цвета, то Сислей стремился, прежде всего, создать впечатляющий образ зимы. Он написал своеобразную биографию снега - от первых ненадежных снегопадов до весенних оттепелей ("Снег в Лувесьенне", 1874 г.).

Альфред Сислей "Снег в Лувесьенне"

"Снег в Лувесьенне". 1874 г.
Холст, масло. 55.9x45.7 см.
Коллекция Филлипса, Вашингтон.



ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ФИГУРЫ

В отличие от большинства своих единомышленников по импрессионистическому "цеху", Сислей никогда, по большому счету, не писал людей на фоне пейзажа - пейзаж был ценен художнику сам по себе. Человеческая фигура у него входит в этот пейзаж в качестве органичного, но вовсе необязательного его элемента. Такой подход к изображению человека характерен, например, для его работы "Темза близ Хэмптон-Корта", 1874. Еще одна особенность - сислеевские герои обыкновенно помещаются на среднем или заднем плане, как бы теряясь в пейзаже ("Весенний сад", 1881). Наконец, эти герои лишены индивидуальных черт, напоминая схематичные эмблемы. Более того, они, как правило, повернуты к зрителю спиной, удаляясь от него. В тех же редких случаях, когда этого не происходит, они отвлекают внимание зрителя, мешая восприятию всей сценки в целом, - как это случилось с работой "Пасущая гусей", ок. 1895.

Альфред Сислей "Весенний сад"

"Весенний сад", 1881 г.
Музей Бойманса-ван Бейнингена, Роттердам


ВОДА

Сислей всегда стремился жить вблизи рек, поэтому вода, в которую, кажется, был не на шутку влюблен художник, - непременный элемент его картин. Даже там, где ее нет в привычном "водоемном" виде, она все равно присутствует, превращаясь в дождь или снег. Вода, со своей изменчивостью, вообще привлекала импрессионистов, являясь для них земным "эквивалентом" неба. Для Моне любой пруд становился источником драматических сюжетов, претворяясь на его полотнах в бурную стихию. Вода у Сислея выглядит гораздо спокойнее и, если можно так выразиться, дружелюбнее по отношению к человеку. Она одушевлена присутствием человека, который возводя акведуки, водопроводные станции, плотины, делает "облагороженным" ее существование и превращает в еще одну область приложения своих трудов. В качестве иллюстрации к сказанному приводим две картины Сислея - "Плотина в Моулси, близ Хэмптон-Корта", 1874 и "Сена в Аржантёе", 1872. Несколько меняется образ воды в морских пейзажах, написанных Сислеем в конце жизни. В этих работах он теряет свое всегдашнее спокойствие, чуть ли не впервые выступая обуреваемым страстями романтиком.

Альфред Сислей "Плотина в Моулси, близ Хэмптон-Корта"

"Плотина в Моулси, близ Хемптон-Корта", 1874 г.
Национальная галерея Шотландии, Эдинбург


НЕБО

"Я всегда начинаю свои картины с неба, - объяснял Сислей. - Это для меня не просто пустое пространство и не фон для пейзажа; это ключ ко всей композиции. Небо придает своими плоскостями не только глубину картине, но и вносит в нее движение. Оно же служит источником света для всего полотна". Эти слова художника подтверждаются всем его творчеством - достаточно вспомнить такие его работы, как "Пшеничные поля в Аржантёе", 1873, "Темза у Хэмптон-Корта", 1874 или "Оттепель", 1880. Если сравнить Сислея с признанными "небоведами" Тёрнером и Констеблом, то нельзя не отметить и здесь своеобразную умиротворенность его образа. Небо, которое художник писал с особенным удовольствием, всегда у него тихое, лиричное и вместе с тем вполне правдоподобное; с пейзажем оно неизменно пребывает в изящной гармонии. "Может ли быть что-нибудь прекраснее летнего неба, - однажды воскликнул он, - синего, высокого, с легкими белыми облаками!"

Альфред Сислей "Поля"

"Пшеничные поля в Аржантёе". 1873 г.
Художественная галерея, Гамбург

ВРЕМЕНА ГОДА

Времена года и их смена - еще одна тема творчества Сислея. Художник писал зимние сцены, свежую зелень ранней весны, жаркое летнее солнце ("Мост у Хэмптон-Корта", 1874) и глубокие краски осени ("Осенний вечер в пригороде Парижа", 1879), варьируя время суток, погодные условия и освещение. Единственное, чего мы у него не найдем, - это ночных пейзажей. Темноты Сислей не любил. Вновь следует отметить, что различные времена года у него никогда не становились метафорами (как это случалось у многих его современников и единомышленников, с их помощью выстраивавших подтекст). Зима - это у него зима со всеми ее атрибутами, выписанными реалистически, а лето - это лето. Но происходит чудо - как бы отстраненный взгляд на природу сделал эти картины Сислея самыми поэтичными работами в истории импрессионистического пейзажа.

Альфред Сислей "Мост в Хемптон-Корт"

"Мост у Хемптон-Корта", 1874 г.
Музей Уоллрафа-Ричардса и музей Людвига, Кельн

МОСТЫ И ДОРОГИ

Импрессионисты нередко - преследуя те или иные цели - прибегали к искажению пространства и перспективы в своих работах. Сислей в эти игры не играл. Его пейзажи - ничем не замутненное окно в мир. Художник словно приглашает зрителя совершить прогулку по картине, заглянуть в ее дальние уголки, рассмотреть все детали. Учеба у старых мастеров дала о себе знать, сделав композиции художника совершенно естественными (но и современными!). Сислей никогда и не скрывал своей привязанности к голландским мастерам пейзажа XVII века (таким, как Хоббема или Рейсдал). Увлечение творчеством "барбизонцев" тоже оставило свои следы в его работах. Излюбленными мотивами указанных "учителей" Сислея были дороги и мосты. И эти предпочтения унаследовал у них Сислей. Дороги и мосты - устойчивые "декорации" многих его картин. Они, как и другие искусственные сооружения, коренным образом меняют пейзаж, свидетельствуя о присутствии человека, заново "конструирующего" окружающий его мир. В качестве примера подобных работ приводим полотна "Мост в Аржантёе", 1872 и "Дорога в Лувесьене", 1873.

Альфред Сислей "Мост в Аржантёе"

"Мост в Аржантёе", 1872 г.
Музей д'Орсэ, Париж.


"Дорога в Лувесьенне", 1873 г.
Музей д'Орсэ, Париж.

По материалам "Художественная галерея. Сислей", №42, 2005 г.






Rambler's Top100


Оригинал этого вебсайта расположен по адресу http://impressionnisme.narod.ru.